Денис Дементьев
Фото из архива автора

«AIZH-Автомобильный исторический журнал» № 1, 2010

   Наша довоенная автомобильная промышленность особо не баловала ассортиментом легковых автомобилей, да и те, что были, не могли рассматриваться как транспорт личного пользования, потому что абсолютное большинство «Эмок» и ЗИСов состояли на государственной службе. Казалось бы, с появлением нового микролитражного КИМ-10-50 наконец-то сбудется мечта рядового советского гражданина – иметь собственный легковой автомобиль, да вот не сложилось.

ris 01

   История того, как нападение фашисткой Германии на СССР и вовлечение страны в пламя Второй мировой войны поставило крест на этом проекте, широко известна всем тем, кто хотя бы немного знаком с советским автопромом. Однако несмотря на это сам КИМ-10-50 стал, пожалуй, одной из самых загадочных серийных легковушек, когда-либо выпускавшихся в Советском Союзе. Этот факт вызван тем, что ввиду небольшого числа выпущенных до начала войны машин, отсутствия полноценной архивной информации по ним и других объективных факторов, породило большое число вопросов, попытки ответить на которые стали причиной появления всевозможных слухов, домыслов, и даже, не побоюсь этого слова, легенд. Мы постараемся открыть очередные документальные страницы истории этого автомобиля, считавшиеся безвозвратно утерянными для потомков. А именно историю испытаний КИМ-10-50, на которые он был отправлен в мае 1941 года с целью изучения Наркоматом обороны возможности его применения в рядах Красной Армии. Как уже говорилось, этой процедуре подвергались многие автомобили, эксплуатируемые в то время в СССР, причем не только отечественного производства, но и импортные аналоги – на это деньги не жалели никогда. По результатам тех испытаний был составлен технический отчет, чудом сохранившийся до наших дней. В этом отчете, как мне кажется, были впервые указаны полная техническая характеристика и особенности КИМ-10-50, коих до этого не встречалось нигде, разве что в инструкции по эксплуатации, выпущенной издательством «Машгиз» в том же 1941 году. Интересно то, что и ее-то в глаза мало кто видел. Итак, как известно первые опытные образцы автомобиля КИМ-10 были изготовлены еще в апреле 1940 года, а массовое производство его планировалось запустить в следующем году. И действительно, несмотря на скандал в верхах, сопровождавший запуск этого автомобиля в серию, весной 1941 года Автомобильный завод им. Коммунистического интернационала молодежи (КИМ) все-таки приступил к выпуску КИМ-10-50. И теперь стало совершенно ясно почему: оказывается, что для кузовного производства на заводе КИМ в США изготовили не только всю оснастку, но и выпустили первые 500 комплектов кузовов, которые и были направлены в СССР. То есть, фактически, все собранные до начала войны машины имели кузов американского производства.

   Одна из этих сошедших с конвейера машин под заводским под заводским № 178 и была по приказу Главного автобронетанкового управления (ГАБТУ КА) отправлена на собственный подмосковный Научно-исследовательский автополигон, где предполагалось провести цикл испытаний на прочность и надежность конструкции, чтобы в конечном счете дать оценку возможности эксплуатировать КИМ-10-50 в Красной Армии.

   С 12 мая 1941 года в течение месяца автомобиль прошел в общей сложности 4 512 км, из них:
– по асфальтированному шоссе «Москва - Минск» – 3 803 км;
– по булыжно-щебеночному шоссе – 573 км;
– по проселочным дорогам – 136 км.

   Надо сказать, что май и июнь 1941 года оказались на редкость холодными и дождливыми. Так, в мае температура опускалась почти до нуля, а в середине июня, когда был закончен первый этап испытаний, не превышала в дневное время +15 град. Это дало дополнительную возможность проверить эксплуатационные качества автомобиля. Например, чтобы разогнаться до максимальной скорости 90,25 км/ч, ему необходимо было проехать дистанцию в 1 225 м, а путь разгона до средней скорости 60 - 70 км/ч составлял 225 - 415 м. В отчете отмечалось, что мощность двигателя недостаточна, поскольку разогнаться с нормальной скорости до максимальной, автомобилю требовалось почти 800 м. Показатели средних скоростей движения в городских условиях и на шоссе были хорошими, однако по проселочным дорогам КИМ двигался медленно. Низкая средняя техническая скорость (17,6 км/ч) была вызвана частыми перегревами двигателя. В частности, при температуре воздуха на улице +15 град. на сухих грунтовых дорогах двигатель кипел уже через 4 - 5 км.

   Одним из пунктов испытаний являлось движение автомобиля по пересеченной местности, в том числе преодоление подъемов и косогоров. В качестве площадки для проведения испытаний был выбран естественный ландшафт на берегу Москвы-реки около деревень Агафоново и Троицкое (Одинцовский район Московской области). КИМ-10-50 с полной нагрузкой преодолевал косогор с максимальным подъемом в 13 град. и протяженностью в 65 м, но только на первой передаче. Подъемы с крутизной в 20 град. автомобиль осилил только в снаряженном состоянии, а вот холмик в 22 град. оказался ему не по плечу – проехать в горочку он смог только 12 м порожним и всего 6 м с полной нагрузкой. Военных эти результаты не впечатлили, если не сказать, расстроили, но, несмотря на это, резюме не было столь резким: «Преодолеваемость подъемов вполне достаточная для легкового микролитражного автомобиля».

ris 03

ris 04

   А вот с проходимостью у КИМа были проблемы. Это и неудивительно. А что собственно можно было ожидать маленькой легковушки? Но наши военные со свойственным им упорством продолжали настойчиво требовать от всех автомобилей вне зависимости от того, был ли это артиллерийский тягач или легковая микролитражка, чтобы они ездили по любой поверхности в любых плоскостях. Увы, в этом смысле КИМ-10-50, разумеется, не оправдал их ожидания. Канавы шириной до 3 м и глубиной до 1 м он переезжать не мог, потому что либо цеплялся передним бампером при въезде в канаву, либо глушителем и багажником при выезде из неё.

ris 05

ris 06

   Несмотря на это, военными было отмечено, что КИМ-10-50 обладает весомым в прямом смысле этого слова преимуществом перед ГАЗ-М1: в случае его застревания в канаве находящиеся в салоне 4 человека без труда могут его вытащить, ведь вес автомобиля в снаряженном состоянии составлял всего 860 кг. По проселочным грунтовым дорогам (как сухим, так и сырым), а также по мягким грунтам автомобиль двигался уверенно только в случае, если они были относительно ровными и неразбитыми, т.е. без глубокой колеи. В противном случае, он застревал, задевая выступающими частями конструкции (низшая точка клиренса 151 мм – распорная вилка заднего моста). Особую угрозу представляло задевание тяг передних тормозов, которые были расположены ниже передней оси и грозили поломкой. Мешали проходимости по неровным ухабистым дорогам так же выступающие поперечная рулевая тяга и глушитель. Зато особо было отмечено, что КИМ-10-50, обладая маленькой габаритной шириной, мог без труда ездить по узким лесным дорогам, предназначенным для гужевого транспорта.

ris 07

ris 08

ris 09

   В качестве главного преимущества указывалась и низкая эксплуатационная стоимость автомобиля, особенно на хороших дорогах. КИМ-10-50 в реальных условиях расходовал на шоссе всего 9,56 л/100 км. Что же касается удобства пользования самим автомобилем, то салон КИМ-10-50 был признан комфортным для всех пассажиров, с регулируемыми передними сиденьями, хорошей обзорностью для водителя и легким управлением. А вот обслуживать автомобиль в условиях существующей тогда ремонтной базы было неудобно. Например, для такой узкой колеи в СССР не было эстакад и «ям» для проведения техосмотра. Неудобство вызывало и применение 6-ти нестандартных смазочных материалов, которые у нас до этого не применялись.

   Несмотря на все это, общая оценка по результатам предварительных испытаний была дана удовлетворительная. Однако полный цикл испытаний автомобиль пройти так и не успел – началась война. Отчет по предварительным результатам испытаний, составленный 24 июня 1941 года, т.е. через два дня после нападения Германии на СССР, так и остался единственным. С переходом промышленности на военные рельсы, вопрос о целесообразности использования КИМа в качестве армейской машины уже не ставился – в войсках нужны были любые машины. Поговаривают, что автозавод после начала войны якобы собрал из оставшихся комплектов кузовов упрощенные штабные автомобили на базе КИМ-10-50, однако за много лет доказательств этому никто найти так и не смог. Зато, по крайней мере, теперь мы точно знаем, что военные инженеры к малолитражке проявляли активный интерес. Так может быть, неспроста появились эти слухи?

Техническая характеристика автомобиля КИМ-10-50:

ris 10

 

Поделиться c друзьями:

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Автомобильный исторический журналСпешите приобрести свежий номер журнала